Избыточная смертность и карантинные меры:
как Кыргызстан боролся с коронавирусом в 2020 году

Исследование проводилось в рамках конкурса от Школы Данных
совместно с Городскими Инициативами
"Год пандемии: Изучаем последствия COVID-19"

Авторы исследования: Азат Козубеков и Арсен Медетов
Все данные, собранные в рамках этого исследования, доступны для скачивания.
Начавшаяся в конце 2019 года пандемия COVID-19 нанесла удар мировой экономике: спад мирового ВВП в 2020 году составил более 3-х процентов. При этом главная потеря для мира отразилась в числе жертв вируса. На начало 2021 года насчитывалось более 3 миллионов смертей от COVID-19. Несмотря на то, что статистика по смертности от коронавируса в разных странах подвергается сомнению, официально зарегистрированные данные по числу смертей — это как минимум прямые последствия пандемии.
Начавшаяся в конце 2019 года панде-мия COVID-19 нанесла серьезный удар мировой экономике: спад миро-вого ВВП в 2020 году составил более 3-х процентов. При этом главная потеря для ми-ра отразилась в огромном числе жертв злопо-лучного вируса. На начало 2021 года насчиты-валось более 3 миллионов смертей от COVID-19. Несмотря на то, что статистика по смертности от коронавируса в разных странах подвергается сомнению, официально зарегистрированные данные по числу смертей — это как минимум прямые последствия пандемии.
Меры по противодействию распространения пандемии COVID-19 до сегодня-шнего дня остаются одной из наиболее «горячих» тем для обсуждения по всему миру. Страны во всем мире объявляли режимы самоизоляции. Люди уходили на удаленный режим работы. Целые отрасли останавливали свою деятель-ность. Многим людям не повезло, ведь с началом пандемии они потеряли ра-боту, у них снизились доходы. В некоторых странах возрастает число разного рода преступлений. Можно предполагать, что в такой сложный период у людей обостряются хронические болезни. Все это вместе выливается в новые человеческие жертвы.
Меры по противодействию распространения пандемии COVID-19 до сегодняшнего дня остаю-тся одной из наиболее «горячих» тем для обсуждения по всему миру. Страны во всем мире объявляли режимы самоизоляции. Люди уходили на удаленный режим работы. Целые от-расли останавливали свою деятельность.

Многим людям не повезло, ведь с началом пан-демии они потеряли работу, у них снизились доходы. В некоторых странах возрастает число разного рода преступлений. Можно предпо-лагать, что в такой сложный период у людей обостряются и другие хронические болезни. Все это вместе выливается в новые человеческие жертвы.

Дисклеймер
Учитывая специфику методологии расчетов и тот факт, что на момент подготовки данной работы использовались предварительные статистические данные за 2020 год, все оценки приводятся в демонстративных целях для первичного анализа и не могут толковаться как исключительно верные.
В рамках конкурса от Школы Данных совместно с Городскими Инициативами "Год пандемии: Изучаем последствия COVID-19" группа исследователей провела сравнительный анализ мер по противодействию распространения COVID-19 в странах ЕАЭС и Грузии.

Исследователи пришли к выводам, что в большинстве рассмотренных стран, включая Кыргызстан, карантинные ограничения лишь отложили резкое дости-жение пика заболеваемости, фактически не распределив нагрузку на систему здравоохранения. Однако с точки зрения избыточной смертности, показатели Кыргызстана в 2020 году находились на сопоставимом со странами региона уровне. Основными компонентами избыточной смертности, помимо COVID-19, были болезни системы кровообращения и органов дыхания.
В рамках конкурса от Школы Данных совместно с Городскими Инициативами "Год пандемии: Изучаем последствия COVID-19" группа иссле-дователей провела сравнительный анализ мер по противодействию распространения COVID-19 в странах ЕАЭС и Грузии.

Исследователи пришли к выводам, что в боль-шинстве рассмотренных стран, включая Кыргызстан, карантинные ограничения лишь отложили резкое достижение пика заболе-ваемости, фактически не распределив нагрузку на систему здравоохранения. Однако с точки зрения избыточной смертности, показатели Кыргызстана в 2020 году находились на со-поставимом со странами региона уровне. Основ-ными компонентами избыточной смертности, помимо COVID-19, были болезни системы крово-обращения и органов дыхания.
Антиковидные меры замедлили распространение инфекции, но не смогли сдержать ее после снятия карантина
Страны ЕАЭС (кроме Беларуси) и Грузия* начали вводить ограничительные меры в середине марта 2020 года. Строгий карантин продлился вплоть до мая-июля, а в отдельных случаях — до сентября 2020 года.
*Нажмите на страну, чтобы выбрать соответствующий график.
Кыргызстан
Казахстан
Россия
Беларусь
Армения
Грузия
Введенные ограничения существенно замедлили распространение инфекции: в период действия карантинных мер в большинстве рассматриваемых стран заболеваемость COVID-19 оставалась на низком уровне.

После снятия ограничений заболеваемость резко возрастала, сводя к минимуму их основную цель – равномерное распределение заболеваемости во времени для предотвращения чрезмерной нагрузки на систему здравоохранения.
Введенные ограничения существенно замед-лили распространение инфекции: в период дей-ствия карантинных мер в большинстве рас-сматриваемых стран заболеваемость COVID-19 оставалась на низком уровне.

После снятия ограничений заболеваемость рез-ко возрастала, сводя к минимуму их основную цель – равномерное распределение заболе-ваемости во времени для предотвращения чрезмерной нагрузки на систему здраво-охранения.
Одним из критериев эффективности мер по противодействию распространения COVID-19 может являться соотношение максимальных значений заболеваемости в период действия ограничительных мер с максимальными значениями заболеваемости после их снятия. Чем ниже это соотношение, тем эффективнее оказывались предпринятые меры. Более высокие показатели этого отношения говорят о стремительном росте кривой заболеваемости после снятия карантина и меньшей эффективности мер по ее сдерживанию.
Как рассчитывается критерий эффективности мер?
Критерий рассчитывается как отношение максимального числа заболеваний в период от первого смягчения ограничений до конца 2020 года к максимальному числу заболеваний в период действия предшествующего карантина (от 18 марта до первого снятия ограничений). Для расчета критерия использовались данные о динамике ежедневной заболеваемости COVID-19 для 55 стран из разных регионов мира (данные о динамике заболеваемости и смертности приведены из одного источника). Период действия ограничительных/карантинных мер для каждой страны взят из исследования Institute for Health Metrics and Evaluation (IHME).
Наиболее эффективные меры по противодействию распространения COVID-19 были предприняты в Новой Зеландии, Сингапуре, Исландии, Австралии и в Таиланде. Показатели ежедневной заболеваемости в этих странах после снятия ограничений остались около показателей заболеваемости во время карантина.

Однако в большинстве случаев снятие ограничительных мер в условиях отсутствия вакцины неизбежно приводило к значительному росту заболеваемости, существенно превышающую пики заболеваемости в период действия карантинных мер.

Наиболее эффективные меры по противо-действию распространения COVID-19 были предприняты в Новой Зеландии, Сингапуре, Исландии, Австралии и в Таиланде. Показатели ежедневной заболеваемости в этих странах после снятия ограничений остались около показателей заболеваемости во время карантина.

Однако в большинстве случаев снятие ограни-чительных мер в условиях отсутствия вакцины неизбежно приводило к значительному росту заболеваемости, существенно превышающую пики заболеваемости в период действия карантинных мер.

Из рассматриваемых 55 стран, только в 10-ти странах удалось удержать пик заболеваемости в пределах двукратного значения. В 25 странах показатели максимальной заболеваемости в пост-карантинный период оказались более чем в 10 раз выше.

В среднем для рассмотренных стран, пиковые значения заболеваемости COVID-19 после снятия антиковидных ограничений достигали 500 человек в сутки на 1 миллион населения, в то время как в период действия карантинных ограничений этот же показатель не превышал 90 человек в сутки на 1 миллион населения.

Яркой иллюстрацией является динамика распространения COVID-19 в Грузии. Грузинский опыт применения мер по сдерживанию коронавируса считался одним из наиболее успешных еще в середине 2020 года. В июле и августе 2020 года власти сняли ограничения на передвижение внутри страны и открыли границы.

Однако, уже в сентябре-октябре 2020 года динамика заболеваемости и смертности от коронавируса продемонстрировала значительное ускорение. Страна достигла максимальных значений по ежедневной заболеваемости – более 1000 случаев и ежедневной смертности – более 11 случаев на 1 миллион населения.

Таким образом, активные и строгие меры по противодействию распространению инфекции, предпринятые в первой половине 2020 года, в большинстве случаев лишь отложили резкое достижение пика заболеваемости, фактически не распределив нагрузку на систему здравоохранения.

Рассчитанный критерий не является единственно верной оценкой эффективности предпринятых мер. На динамику заболеваемости в странах могут оказывать влияние разные факторы: качество статистики, число проводимых тестов, культурные особенности общества, сезонность и др.

Для того чтобы дополнительно проверить эффективность мер по противодействию коронавирусу, исследователи оценили показатели избыточной смертности в Кыргызстане и сравнили их с другими странами.
Яркой иллюстрацией является динамика рас-пространения COVID-19 в Грузии. Грузинский опыт применения мер по сдерживанию корона-вируса считался одним из наиболее успешных еще в середине 2020 года. В июле и августе 2020 года власти сняли ограничения на передви-жение внутри страны и открыли границы.

Однако, уже в сентябре-октябре 2020 года динамика заболеваемости и смертности от коронавируса продемонстрировала значи-тельное ускорение. Страна достигла макси-мальных значений по ежедневной забо-леваемости – более 1000 случаев и ежед-невной смертности – более 11 случаев на 1 миллион населения.

Таким образом, активные и строгие меры по противодействию распространению инфекции, предпринятые в первой половине 2020 года, в большинстве случаев лишь отложили резкое достижение пика заболеваемости, фактически не распределив нагрузку на систему здравоохранения.

Рассчитанный критерий не является единственно верной оценкой эффективности предпринятых мер. На динамику заболеваемости в странах могут оказывать влияние разные факторы: качество статистики, число проводимых тестов, культурные особенности общества, сезонность и др.

Для того чтобы дополнительно проверить эффективность мер по противодействию коронавирусу, исследователи оценили показатели избыточной смертности в Кыргызстане и сравнили их с другими странами.
Люди умирали не только от COVID-19, но и от инфарктов и болезней органов дыхания
Многие специалисты для оценки демографических последствий пандемии используют показатель избыточной смертности, расчет которого основывается на общих показателях смертности. Это объясняется тем, что общая статистика смертности менее подвержена искажению со стороны статистических комитетов. В то же время избыточная смертность позволяет охватить не только прямые потери среди населения, но и косвенные.

В среднем за последние 30 лет в Кыргызстане умирало от 30 до 38 тысяч людей в год. При этом с 2006 по 2019 годы общая смертность имела устойчивую динамику к снижению, сокращаясь в среднем на 0.7% ежегодно.

В 2020 году общее число смертей составило 39 977, что на 20% больше, чем в 2019 году. При этом по данным официальной статистики, непосредственно от коронавируса умерло 2448 человек.
Многие специалисты для оценки демографи-ческих последствий пандемии используют показатель избыточной смертности, расчет которого основывается на общих показателях смертности. Это объясняется тем, что общая статистика смертности менее подвержена искажению со стороны статистических комитетов. В то же время избыточная смертность позволяет охватить не только прямые потери среди населения, но и косвенные.

В среднем за последние 30 лет в Кыргызстане умирало от 30 до 38 тысяч людей в год. При этом с 2006 по 2019 годы общая смертность имела устойчивую динамику к снижению, сок-ращаясь в среднем на 0.7% ежегодно.

В 2020 году общее число смертей составило 39 977, что на 20% больше, чем в 2019 году. При этом по данным официальной статистики, непо-средственно от коронавируса умерло 2448 чело-век.
Важное уточнение:
    • По данным Нацстаткома, в январе-декабре 2020 года число зарегистрированных смертей от COVID-19 достигло 2 448.
    • Данные Нацстаткома отличаются от данных Министерства здравоохранения. По данным минздрава, число смертей от коронавируса в Кыргызстане составило 1 390 на конец 2020 года.
    • Разница в данных сформировалась в связи с пересмотром статистики минздрава: часть смертей от COVID-19 была перенесена в другие категории, например, в категорию болезней системы кровообращения.
    • В исследовании используется статистика смертности Нацстаткома, так как целью анализа является оценка общей избыточной смертности вне зависимости от причин смерти
        Для оценки избыточной смертности в 2020 году была спрогнозирована смертность от разных причин в 2020 году в условиях отсутствия COVID-19. Данный прогноз был сопоставлен с фактическими показателями смертности в условиях эпидемии в 2020 году. Расчеты показали, что избыточная смертность в Кыргызстане в 2020 году составила 6300 случаев.
        6300
        — оценка избыточной смертности в 2020 году
        Основными причинами, которые вызвали избыточную смертность в Кыргызстане в 2020 году являются:
        • COVID-19: 2 448 случаев
        • Болезни системы кровообращения: +3 000 случаев
        • Болезни органов дыхания: +1 000 случаев
            Основными причинами, которые вызвали избыточную смертность в Кыргызстане в 2020 году являются:
            COVID-19: 2 448 случаев
            Болезни системы кровообращения: +3 000 случаев
            Болезни органов дыхания: +1 000 случаев
            По оценкам избыточной смертности Кыргызстан сопоставим с другими странами региона
            Показатели избыточной смертности для ряда стран, в том числе для Кыргызской Республики, были также оценены в работе Karlinsky and Kobak, опубликованной в 2021 году. Оценка избыточной смертности для Кыргызстана, представленная в работе, составляет 6100 случаев.

            Учитывая схожесть методов исследований, можно сравнить показатели избыточной смертности в Кыргызстане с этими же показателями в других странах.
            В целом, показатель избыточной смертности для Кыргызстана находится на сопоставимом со странами нашего региона уровне (за исключением аномально низких значений в Узбекистане). В России, Казахстане, Армении избыточных смертей на миллион населения больше, чем в Кыргызстане. Но однозначно говорить о том, что у нас в стране более эффективно справились с эпидемией, нельзя. В анализируемых странах гораздо больший поток авиасообщений, грузоперевозок по сравнению с Кыргызстаном. Также необходимо учитывать эффект масштаба. В более крупных странах контролировать заражение тяжелее, чем в мелких.

            Если судить только по первому критерию (отношение пиков заболеваемости «после» и «до») и принимать во внимание задачу властей о недопущении скачкообразного роста количества заболеваний, то Кыргызстан не справился с этой проблемой. Относительно других стран, в Кыргызстане не получилось избежать быстрого распространения коронавируса и не допустить чрезмерную нагрузку на медицинскую систему в момент пика волн заболеваний.

            Введение жестких карантинных режимов в таких странах, как Кыргызстан, без экономической поддержки граждан является малоэффективной мерой. Более выигрышными выглядят страны с менее жесткими ограничениями, ориентированными в первую очередь на защиту уязвимых слоев населения.

            Если смотреть на ситуацию в целом, то есть учитывать критерий избыточной смерти, то Кыргызстан в силу разных факторов понес относительно не самые большие потери в мире.
            При проведении отложенной ранее переписи населения Кыргызстана можно будет точнее оценить избыточную смертность по половозрастной структуре населения. А также сравнив полученные результаты с другими странами, можно получить уверенные оценки последствий пандемии COVID-19.
            C полным текстом исследования можно ознакомиться здесь.